Александр Высокинский: опыт Екатеринбурга изучают по всей России

Общество

Гостем инфошоу «События. Итоги дня» на ОТВ стал глава Екатеринбурга Александр Высокинский. Речь в интервью шла об итогах городского опроса, а также о благоустройстве в уральской столице.

Александр Геннадьевич, стоило проводить опрос?

Однозначно стоило. Мы получили серьёзный механизм для решения проблем на будущее. Мы создали инструментарий разрешения тех или иных спорных ситуаций и в локальных территориях, и на весь город. Это самая демократичная форма. Мы первыми прошли этот путь, в России сегодня многие города изучают наш опыт, звонят мэры городов: покажите, как вы это делали? Потому что это насущно.

Следующая задача – это масштабирование. Нам нужно научиться проводить локальные опросы по всем 57 микрорайонам – решение локальных проблем Юго-Запада, Академического или других районов тоже можно так делать. Нам нужно научиться это делать так, чтобы это не отнимало много времени, чтобы механизм был предельно простым и понятным для горожан.

Правильно ли спрашивать у людей о том, что связано с градостроительством?

Правильно спрашивать о месте, о городских доминантах, о том, где мы строим мусоросортировочный завод (либо людям нужно объяснить, что в этом нет опасности, либо нужно строить в других местах), о том, где у нас пройдут новые транспортные развязки. Но этот механизм не должен тормозить принимаемые решения. Именно сейчас в этом главная задача, потому что подготовка к этому опросу у нас заняла около трёх-четырёх месяцев, и если мы каждое решение столько будем готовить, то это будет слишком долго.

Вы совершенно правильно говорите: если мы начнем так все решения принимать, тогда мы по факту подменяем все органы власти, это сплошная демократия, и у нас будут тормозиться решения. Именно поэтому нужно найти компромисс. Я благодарен жителям города, которые поучаствовали в опросе, проявили гражданскую сознательность. У нас не было никаких провокаций, стычек, конфликтов. И это тоже определённого рода экзамен на гражданское общество в нашем городе, и мы его также прошли. И это тоже один из результатов опроса.

Почему бы не проводить городской опрос в интернете? В Москве есть подобный механизм.

У нас начинает работу портал «Активный горожанин», и такие механизмы там появятся, безусловно. Но интернет-технологии – это одно, а режим прямого участия – пришел, опустил бюллетень – это совсем другое. Здесь мы с депутатами будем обсуждать, какие механизмы нам нужны в каких случаях. Нужно отдать должное нашим коллегам из думы, когда разрабатывалась новая методология, у нас здесь был полный контакт. Я думаю, что мы с депутатами дальше эти вопросы будем дорабатывать.

Какие уроки были вынесены из первого лета благоустройства?

Первое: гранит будем закупать зимой, чтобы он у нас к весне уже стоял на складах. Второе: работа с подрядчиками. Нужно садиться и заниматься этим, чтобы неквалифицированные подрядчики не появлялись. Будем советоваться с Антимонопольным комитетом, потому что сегодня по закону, чем меньше подрядчик предложил цену, тем больше шансов у него пройти, а мы потом начинаем мучиться.

Почему мы предъявили претензии, и часть работников Управления благоустройства были уволены? Потому что контракт был заключён ещё летом прошлого года, и надо было разбираться уже тогда, когда была видна проблема. В общем-то, мы умеем подрядчиков менять, поэтому по скверу около Оперного мы сейчас усилились, туда пришёл второй подрядчик, чтобы успеть все работы выполнить.

Как быть с ситуацией, когда горожане, с одной стороны, недовольны, когда везде идёт ремонт, а с другой стороны, недовольны, когда что-то не отремонтировано?

Без ремонта нам нельзя. Почему мы вскрываем тротуар на всём протяжении квартала? Потому что, когда кладём гранитную плитку, в отличие от асфальта, она должна быть выверена теодолитом с точностью до пяти миллиметров. Дальше уже на специальной смеси песка и цемента укладывается плитка. С этого года мы применяем плитку существенно толще: на Плотинке у неё толщина пять сантиметров, а сейчас мы кладем восемь-десять. Это тяжёлая, устойчивая плитка, которая сама себя центрует, которая будет лежать достаточно долго. Это совсем другой класс благоустройства, но мы столичный город и обязаны этому соответствовать.

Кажется ли, что этой осенью в городе чище, чем обычно?

Вот самый простой пример: я заметил, что водители начали реже заправлять бачки омывателя. Им хватает той воды, что от дождя. Это первый признак того, что у нас стало меньше грязи. Почему? Потому что всю грязь нужно увозить весной вместе со снегом. Это главный, принципиальный вопрос. На улицах стали появляться технические тротуары рядом с дорогами, так что чистить нужно не только проезжую часть, но и полку, которая рядом.

Заметили, что этой весной не было каши и месива, которое у нас каждый год? Почему? Потому что снег убрали не только с проезжих частей, но и с территории, которая рядышком – сантиметров 50-80. Снег тает, дренирует уже в газоны, и это всё проходит. Как только мы это не убираем, он начинает стекать на дорогу, появляется вот это месиво.

Поэтому мы делаем технические тротуары, чтобы можно было чистить снег не только с дороги, и потом их сразу же надо мыть. Это принципиальная вещь. Мы весной грязь с Восточной убирали снегопогрузчиками, так много её там было. Когда мы не убираем грязь весной и пытаемся ждать, что у нас её дождики смоют, вот они и смывают до октября. А потом приходит следующая зима.

Скажите, пожалуйста, что делать, чтобы город не превращался в гараж?

Большинство наших микрорайонов были построены ещё в советское время и проектировались по принципу: два легковых автомобиля на один подъезд девятиэтажного дома, шесть парковок на подъезд – и всё. Когда сегодня одна-две машины на квартиру, этого пространства не хватает. При ремонте дворов аудитория делится ровно 50/50. Одна часть за детские площадки, зелень и скамейки, а вторая говорит: закатайте всё в асфальт, у нас здесь будет парковка. От этого нам никуда не деться, это проблема роста.

Что будем делать? Начинать будем с ЖБИ, у нас там есть прекрасный сквер Первых строителей, и за ним идёт аллея, которая сегодня заставлена машинами. Сейчас мы смотрим варианты лёгких парковочных паркингов. Это железобетонные конструкции, которые позволяют парковать машины в два яруса, чтобы освобождать место во дворах. Когда мы говорим о парковках, то речь, безусловно, идёт о скрадывании части городской территории. Дороги нужно освобождать, чтобы не было пробок, поэтому проблема паркингов и во дворах, и в городе достаточно острая. Будем искать варианты, как её решать.

Как проходит процесс формирования команды, какие есть проблемы?

Сформировать команду на фактически двухмиллионный город по щелчку никогда не получится: кто-то растёт, кто-то остановился, этот процесс будет идти. Когда речь идёт о проблемах команды, давайте говорить честно: мы стали делать в 1,5 раза больше ремонтов и благоустройства. Отопление запустили на пять дней раньше, чем в прошлом году. Научились избавляться от грязи. Да, сегодня те или иные проблемы есть, но это проблемы жизни, проблемы формирования. У меня позиция простая: даже если у человека что-то не получилось, но он растёт, мы даём ему возможность исправить. Мы должны вырастить высококвалифицированных специалистов. Кто не растёт – помогаем устроиться в народном хозяйстве, движемся дальше. По-другому нельзя.

В центре города всё красиво, а как быть с окраинами?

Программа районных парков и скверов была сделана как раз для того, чтобы человек в шаговой доступности имел хорошо благоустроенные территории. Мы это сделали в этом году на Юго-Западе рядом с КДЦ «Дружба», восстановили парк Первых строителей на МЖК, сделали хорошую прогулочную зону по Крауля. Мы планируем новые прогулочные зоны на Уралмаше и в том числе Уралмашевского парка. Людям действительно нужно, чтобы всё это было рядышком с их домом.

Проект Стратегического плана опубликован. Что с ним делать нам, горожанам?

Здесь мы тоже пошли на эксперимент. Обычно Генеральный план обсуждается с экспертным сообществом и после этого выносится на обсуждение. Сейчас мы эти процессы запараллелили. Одновременно обсуждаем его со специалистами-градостроителями и получаем мнение горожан, чтобы его можно было параллельно обсуждать со спецами.

Это новая для нас форма. Мы делим город на 57 микрорайонов. И дальше нужно будет смотреть: возможно, по каждому из них мы будем разрабатывать свои градостроительные нормативы. У нас есть плотный центр, и там действительно нужна такая плотная застройка. У нас есть микрорайоны на окраинах, и когда приходят собственники земли и говорят: сделайте нам зону Ж5 рядом с коттеджным посёлком, мы будем здесь строить второй Академический, я говорю, подождите, если в этой зоне у нас частное индивидуальное жилье, то 12-этажные дома здесь строить не нужно. Для каждой градостроительной зоны нужно садиться и разрабатывать свои градостроительные регламенты – по школам, по дорогам, по соцсфере, по всему остальному.

Другие новости

Редкие кадры

20 Ноября 2019, 00:00