Свердловские манси: быт древнего народа

Общество
26 Октября 2011, 00:00

Родственники североамериканских индейцев навахо проживают на Урале – это народ манси. Манси по-прежнему верят в дух леса, огня и воды, хранят свои промыслы и не слишком-то стремятся к большой цивилизации.

Если верить бумажным картам и GPS, этого посёлка просто не существует. Между тем, Тресколье – бывшая столица древней мансийской страны Манчи-Ма. По легендам, местные жители отбивали атаки татаро-монголов и отрядов Ермака. Сейчас здесь – семь деревянных домиков, затерянных в тайге. Младшей внучке Насте Александра Васильевна рассказывает сказки. Мама девочки ушла по делам в соседний поселок. Ждут её уже 10 дней. Когда вернётся, вместе пойдут за клюквой. Здесь всё как сто лет назад: неторопливый быт, который очень удивляет приезжих, и старинные вещи, которые служат до сих пор. Вот детская люлька из бересты апа – в ней выросло несколько поколений рода Анямовых.

Александра Анямова: «Сейчас спать будет. На улицу выйдет – плачет, не играет. Все дети выросли здесь».

Одновременно всех жителей в посёлке не застать: одни на охоте, другие – на рыбалке. Говорят, дел слишком много – скоро зима. Настоящие нарты мужчины берегут и передают из поколения в поколение – эти смастерил ещё дед Валерия Анямова. Раньше их цепляли к оленьей упряжке. Теперь у Анямовых есть снегоход, но и к нему обязательно крепят сани. Зимой в тайге без них – никак. Как и без лыж. Настоящие – охотничьи – подбиты лосиной шкурой.

Валерий Анямов: «Это с ног лося – камус называется. Подшивается с этой стороны. Чтобы вперёд скользить, когда в гору поднимаешься – они тормозят, не дают скатиться назад с горы».

Лайка здесь не просто собака – почти член семьи. Она и охотница, и сторож. Эту зовут Паща, в переводе на русский значит «варежка». Язычникам манси в окружении природы легко и комфортно. Холодильник им заменяют избушки на ножках – «сумьи». В них спасают продукты от грызунов. Здесь сами вялят мясо и пекут хлеб. Для старшего поколения сейчас одна проблема: кому оставить большое хозяйство. Молодёжь в последние годы уезжает из тайги в Ханты-Мансийск. Валерий Анямов сам учился в Москве во ВГИКе. Но, поработав в большом городе, вернулся домой. Говорит – тайга тянет. Сейчас мечтает жениться и продолжать традиции своего народа.



Екатерина Хожателева

Комментарии

Ctrl + Enter

Другие новости